От любви до ненависти — одно загрузки на Pornhub

Все проходит, и даже любовь. Когда-то на память оставались личные письма и икебаны, валентинки, прядь волос или пуговицу. Сегодня эту роль играют данные: гигабайта селфі и часа видео, которыми обмениваются влюбленные. И все было хорошо, пока распространение интернета привело к появлению «порнопомсти» (англ. «revenge porn»). Это когда для дискредитации бывшего или бывшей обиженный любовник (или реже любовница) публикуют видео или фото с откровенными сценами при участии другого лица и без разрешения последней.

Американка Керри Ґолдберґ (Carrie Goldberg) ощутила на себе негативные последствия этого явления — и решила стать адвокатом для всех жертв нового преступления XXI века. Керри хочет убедить всех жертв порнопомсти в том, что они не сделали ничего плохого, отправив когда-то своим «ексам» интимные фото, ведь это — не преступление. Преступление — без согласия распространять такие данные, и именно за это нужно наказывать по закону. Предлагаем адаптированный перевод рассказа о том, как работают защитники онлайн-прав — в суде, в интернете и даже на Pornhub.

Керри Ґолдберґ (Carrie Goldberg)

Керри Ґолдберґ (Carrie Goldberg)

Появление нового онлайн-преступления

В большинстве штатов США действуют «положение против порнопомсти». Например, в штате Нью-Джерси, где рассматриваются дела нескольких клиентов Керри Ґолдберґ, с 2004 года преступлением считается, если «лицо, которое не имело разрешения или законного права и знала об этом, тем не менее осуществила публикацию фотографий, фильмов, видеозаписи или любого изображения другого лица, на котором видны интимные части тела или половой акт с участием другого лица, если только это лицо лично не согласилась на публикацию материалов». Похожие акты действуют в Великобритании, Израиле, Германии, некоторых штатах Австралии.Правильнее называть акты «противодействием распространению интимной информации без взаимного согласия». Ведь не всегда лица, которые публикуют фото и видео, даже лично знакомы с жертвой и имеют основания для мести. Иногда мотивацией становится желание заработать или прославиться в интернете. Широкую огласку, например, приобрела история 2014 года с публикацией интимных фото известных актрис. Данные украли хакеры, взломав облачное хранилище — и лишь в конце 2016 года одного из преступников приговорили к заключению на 18 месяцев.

Клиентки Керри Ґолдберґ (в подавляющем большинстве это — женщины) часто не имеют отношения к звездной жизни. Один из недавних случаев — иск 21-летней девушки (назовем ее Джессика) до бывшего парня, который в желании самоутвердиться дошел до нарушения закона. После окончания отношений он несколько месяцев угрожал опубликовать интимные фото, а впоследствии реализовал угрозы. Девушка узнала об этом от незнакомца, который прислал ей SMS на личный мобильный номер о том, что нашел ее контакты на сайте PornHub.Оказалось, что бывший парень не только опубликовал интимные фото Джессики на одном из самых популярных ресурсов взрослого контента. Он указал настоящее имя и фамилия, точный адрес проживания, добавил ссылку на страницу девушки в Facebook — и от имени Джессики пообещал всем пользователям оральный секс.

Джессике и ее адвокату нужно было не только доказывать вину парня, но и убеждать отдельных участников досудебного расследования в том, что такие действия являются преступлением. Хотя нарушение закона о недопустимости распространения интимного контента без согласия лица привлекает значительное внимание медиа, судебной практики маловато. Жертвы стесняются огласки, а если и обращаются в полицию, то имеют дело с некомпетентными кадрами, что не умеют собирать цифровые доказательства нарушения закона.

Кто защищает жертв

Керри Ґолдберґ разбирается в использовании онлайн-инструментов для поиска доказательств. Когда став жертвой мстительного бойфренда, сегодня она специализируется на защите приватности, когда речь идет о неправомерных действиях в интернете с использованием интимного контента. Среди ее клиентов есть такие, как Джессика, чьи фото оказались онлайн без ее ведома и разрешения. Но есть и лица, от которых требовали половые услуги или деньги, запугивая публикацией интимных фото. Адвокат из Нью-Йорка даже консультирует подростков, которые стали жертвами нападений сексуального характера и видео с которыми есть в интернете. Также она разъясняет в школах, как нужно обновить уроки сексуального образования.Детям следует объяснять элементарные вещи про интернет: если вам переслали видео с действиями сексуального характера — не нужно его распространять, а надо уведомить уполномоченного сотрудника школы или родителей.

Большинство нарушителей остаются безнаказанными за растерянность и стыд жертв. Ґолдберґ убеждает клиенток, что они не сделали ничего аморального или незаконного. Она решительно отрицает утверждение, что не следует передавать другим людям обнаженные фото или видео, если не хочешь, чтобы они оказались в интернете. Это — субъективные аргументы, что фактически апеллируют к ограничению прав. Если существуют извращенцы, которые тайно фотографируют нижнее белье женщин на улицах — означает ли это, что женщина, которой это не нравится, не должна выходить в юбке? Ґолдберґ приводит пример с известным спортивным репортером ESPN Эрин Эндрюс (Erin Andrews), которая стала жертвой тайной видеосъемки в номере отеля. Инцидент произошел в 2008 году, когда Майкл Баррета сделал несколько видео, на которых она полностью обнажена. Позже видео появились в интернете и стали предметом длительного судебного разбирательства, в результате которого Баррета провел несколько лет в тюрьме за преследование.Виновата Эндрюс в том, что разделась в гостиничном номере перед тем, как отправиться в ванную? Суть преступления — не в том, знают ли женщины о съемке и соглашаются на нее. Суть — в самом распространении интимного контента как такового. На этом и нужно делать акцент.

Керри Ґолдберґ: «— Сделать обнаженное фото и отправить его кому — то- это не виктимное поведение. Сегодня это — почти норма для большинства пользователей, часть интимного общения пары. Вспомним о том, что во время войны солдаты отправлялись на фронт с пинап-изображениями своих подруг, жен. Так, интимные фото могут быть использованы против вас, но, если честно, практически все сегодня можно использовать против вас.»

В интересах Джессики, Керри Ґолдберґ начала дело с законного изъятия фотографий из интернета — именно этого клиентка стремилась в первую очередь. До недавнего времени единственным действенным способом удалить нежелательные кадры были заявить о нарушении авторских прав. Лицо, которая сделала фотографию, автоматически получает все права на нее: все наши селфі являются объектами нашего авторского права. Если же ваш автопортрет выложили в интернет, аналогично с музыкальными произведениями или кино, вы имеете право требовать у сервисов хостинга и поисковых сетей изъять изображения, что нарушает копирайт. Использование закона об авторских правах в борьбе с порнопомстою смахивает на использование налоговых норм для ареста легендарного Аль Капоне, но эффективность его проверена. Копирайт — не единственное ограничение, которое признает интернет-сообщество.

Ситуация улучшилась, когда Ґолдберґ с другими активистами получила поддержку политиков. Тогдашний генеральный прокурор Калифорнии Камала Харрис (Kamala Harris) организовала разработку и внедрение новой политики безопасности. Была создана форма, которую сайты предлагают заполнять жертвам порнопомсти без необходимости апеллировать к защите авторского права. В начале 2015-го новую политику ввели Reddit, Twitter и Facebook, вскоре присоединились Instagram, Google, Bing, Yahoo. Тогда Google объяснила, что применила к интимным изображений те же ограничения в поисковой выдаче, что и до электронных ключей, данных банковского счета лица и тому подобное.

Пожалуй, наибольшее внимание привлекло заявление PornHub, ведь порносайт является не найрозповсюдженішою оружием мстительных обладателей чужих фото. С октября 2015-го PornHub обязалась удалять контент в ответ на заявление о неправомерном размещении. Привлечение внимания общества к специфической онлайн-преступности повлекло за собой закрытие других помсто-сайтов. Однако даже сегодня существуют сайты, специализирующиеся на размещении информации о бывших партнерш (реже — партнеров) с интимными фото, видео и оскорбительными комментариями. В кібербулінґу участниками становятся даже тролли, которые лично не знают ни одного из пары.

Керри Голдберг (по центру) и ее коллеги из юридической фирмы C. A. Goldberg, расположенная в Бруклине, Нью-Йорк, США

Керри Ґолдберґ (в центре) и ее коллеги из юридической фирмы C. A. Goldberg, расположенная в Бруклине, но работает с клиентами из всех США (их почти 40 человек)

И опять — дискриминация

Ґолдберґ занимается практической стороной защиты нарушенных прав, а тем временем правозащитница Даниэль Сайтрон (Danielle Citron) выпустила книгу с теорией природы эмоциональных преступлений в интернете «Hate Crimes in Cyberspace» (2014), в которой доказывает тезис — правосудие должно расценивать порнопомсту как нарушение гражданских прав и принципу равенства. Вполне очевидно, что большая часть онлайн-преследований, агрессивной оскорбительной языка и неправомерной публикации фото преследует женщин и представителей меньшинств. Жертвы утрачивают чувство собственной безопасности, отказываются от общения, даже с друзьями и старыми знакомыми; часто порнопомста вредит карьере и профессиональным успехам — все это, по мнению Сайтрон, свидетельствует о подрыв равных возможностей развития личности в социуме. Она настаивает на криминализации порнопомсти, включая онлайн-угрозы, наравне с наказанием за преследование и половое домогательство.

Сайтрон, Ґолдберґ и другие активисты из группы Cyber Civil Rights Initiative поддерживают принятие законов по противодействию и наказанию за распространение интимного контента без согласия лица. Однако деятельность этого сообщества обвиняют в попытках ограничить свободу интернета, внедрить широкую цензуру. Требование к технологических компаний изымать все изображения обнаженного тела, размещенные без ведома лиц, приведет к блокированию общественно-важных сюжетов. При условии выполнения требований правозащитников, общество никогда бы не увидело изображения пыток в отношении заключенных в Абу-Грейб. Неужели весь интернет нужно отфильтровать только для того, чтобы защитить чувство достоинства отдельных лиц? Ответ Керри Ґолдберґ и ее клиенток однозначная, но IT-сообщество не согласна с ними, как и законодатели.

Затерянные в дебрях закона

Керри Голдберг считает, что с юридической точки зрения такое преступление имеет довольно уникальную особенность: сама неправомерное действие, за которое предусмотрено наказание (публикация фото) и является самым главным доказательством вины лица. Но трудно описать преступление порнопомсти четко, используя «букву закона». Вот лишь некоторые причины, по которым положение о криминализации распространения интимных фото не были утверждены или были приняты с исключениями:

  • слишком широкий описание предмета неправомерного деяния, за что против принятия акта в Аризоне выступила Американский союз защиты гражданских свобод;
  • отсутствие в проектах указания на то, что распространение контента должно быть совершено именно с намерением полового преследования в интернете, чтобы причинить жертве страдания. Такое ограничение декриминализирует лиц, которые просто зарабатывают на публикации порнопомсти;
  • положения о преступлении, принятое в Миннесоте, освобождает от ответственности за распространение фото и видео, которые были сознательно созданы для продажи, демонстрации, а также за распространение продукции научного, учебного содержания;
  • проект федерального закона, который минувшим летом представила демократка из Калифорнии Джеки Шпайер (Jackie Speier), содержит похожи исключения, кроме того, он предусматривает иммунитет для онлайн-сервисов и ограничение ответственности за опубликованные интимные фото. Только при таких условиях документ может получить поддержку Кремниевой Долины.

Утверждение положений, даже с недостатками, все же можно считать прогрессом. Больше не будет считаться нормой публикация откровенных фотографий бывшего партнера, теперь это — преступление. Конечно, не всегда можно четко определить лицо, которое непосредственно осуществило публикацию. Но в деле Джессики таких трудностей удалось избежать. Когда адвокаты получили разрешение потребовать от интернет-провайдеров информацию о IP-адреса, с которых осуществили публикацию фото девушки на PornHub, они привели к дому матери бывшего парня Джессики, Кристофера Моркоса (Christofer Morcos).Вскоре он признал нарушение права на частную жизнь другого лица, а суд установил наказание в виде 5 лет испытательного срока, 100 часов принудительных работ, запретил приближаться к девушки и ее семьи, а также направил на осмотр к психиатру.

Новые технологии преступления и наказания

Керри Ґолдберґ называет особенности распространения информации в интернете едва ли не главной причиной того, что люди вообще решаются на порнопомсту. Анонимность позволяет оставаться «белым и пушистым» для родственников, попутно публикуя гадости о бывших близких подруг или друзей. Сдерживающий фактор, которым служит для социально зависимого человека общественное мнение, нивелируется в интернете. Можно совершить практически что угодно и не навредить собственной репутации. Преступники даже не понимают, насколько уязвимы делают объектов своих действий.

Из судебной практики США: в 2013 году правозащитники штата Мэриленд смогли доказать вину мужа, который опубликовал рекламу сексуального характера про свою бывшую жену. Речь шла о приглашении к грубого полового акта, с указанием адреса проживания женщины и ее детей. После этого 50 мужчин посетили жилой комплекс, некоторые пытались самовольно попасть в ее жилище.

Новые технологии дают и адвокатам дополнительные инструменты в работе. Однажды, чтобы отследить шантажиста, Керри отыскала номер телефона компании, связанной с сайтом, на котором его клиентка познакомилась с мужчиной. Номер был также связан с учетной записью Facebook, из которого адвокаты узнали, что он проживает в Луизиане, вместе с женой. Там не было адреса проживания, зато было размещено фото частного дома.Ґолдберґ нашла этот же дом в сервисе Google Street View, отправила на фактический адрес письмо-предупреждение об уголовной ответственности за распространение интимных данных клиентки, — и больше этот человек не выходил на связь со своей потенциальной жертвой.

Адвокатам приходится просматривать сотни страниц порносайтов, ресурсов с сомнительной репутацией. Адам Месси (Adam Massey), один из партнеров Ґолдберґ в юридической фирме, искренне ненавидит эту часть работы, однако старается относиться к ней как к процессу поиска доказательств в кипах бумажных документов. Он нашел сообщества фанатов любительского порно, которые самостоятельно выслеживают в сетях девушек и парней из видео, обличающие их настоящие персональные данные и распространяют. Существование таких сообществ — уже преступление.

Керри лично придерживается правила, что даже в эру публичного эксгибиционизма, которым занимаются и рядовые пользователи, и известные персонажи (привет, Ким Кардашьян), другие хотят скрывать свою интимную жизнь. Общество должно обеспечивать их право на это. Доступность сетей в коем случае не должна ограничивать право выбора — только мы сами можем решать, публиковать или нет сделанные нами обнаженные фото. В обществе XXI века не должно быть места страху, что дружественный Facebook однажды превратится во враждебное собрание моралистов, которые обсуждают твои откровенные снимки.

По материалам NewYorker

Поделиться:
Читайте еще:  5 мифов проект-менеджмента