Дорогой короткий день — итоги 6-часового эксперимента в Швеции

Швеция ввела массовый трудовой эксперимент — переход предприятий и государственных учреждений на 6-часовой рабочий день, с сохранением полноразмерной оплате труда. Через 2 года корреспонденты BBC решили расспросить у главных действующих лиц — рабочих, предпринимателей и чиновников — понравился ли им эксперимент, как он повлиял на ведение бизнеса и все ли так однозначно положительно с новым «прогрессивным» рабочим днем.

ship-1008488_1280

Кто поддерживает: медсестры, экономисты, политики

Младшая медсестра Эмили Теландер (Emilie Telander) была среди тех, кто перешел на 6-часовые рабочие смены в медучреждении для ухода за людьми преклонного возраста. Однако, после 23-месячного эксперимента она снова была переведена на обычный рабочий день. Если сокращение рабочего времени с повышением интенсивности работы Эмили встретила положительно, но спокойно, то возврат к традиционным 8 часов далось тяжело. Меньше времени на домашние дела и 4-летнюю дочь, большая усталость после работы — все это не добавляет воодушевления и в рабочем процессе. «Во время эксперимента мы все чувствовали себя счастливее, энергичнее.Я видела это во всех своих коллегах», — вспоминает медсестра.

Теландер вошла в группу из 70 специалистов, принимавших участие в эксперименте. В городе Гетеборг на западе Швеции, власти которого смело взялась за тестирование 6-часового рабочего дня, новые рабочие часа тестировали в государственных и частных предприятиях. Переход на сокращенный рабочий день в учреждениях уходу за старшим населением королевства повлек за собой новые расходы на персонал. Нужно было нанимать дополнительные кадры для полного рабочего цикла. Кроме того, за реализацией проекта наблюдали исследователи, которые на платной основе фиксировали особенности работы персонала как за обновленным графиком, так и с традиционным 8-часовым рабочим днем.

И несмотря на дополнительные расходы, даже предварительные выводы, озвученные исследователями, свидетельствуют в поддержку аргументов медсестры Теландер. За первые 18 месяцев медперсонал, который работал по 6 часов, принимал меньшее количество больничных — вообще сотрудники отличились лучшим состоянием здоровья. Производительность в рабочем процессе повысилась на 85%, что проявилось в организации дополнительных активностей для пациентов медицинских учреждений, от прогулок на природе до организации конкурсов караоке.

Даниэль Бернмар (Daniel Bernmar), советник из партии левых, отвечает за организацию заботы о пожилых граждан в Гетеборге, объясняет, что ввести эксперимент с коротким рабочим днем в целом муниципалитете было бы слишком дорого. Однако, эксперимент в пределах города оказался успешным с многих точек зрения:

  • сократились затраты на оплату больничных;
  • появились дополнительные рабочие места для 17 медсестер в определенном заведении;
  • широкий резонанс и активное освещение в СМИ (к которому присоединилась и наша редакция) способствовал дискуссии о культуре рабочего времени на глобальном уровне.

« Мы внесли вопросы сокращенного рабочего дня в повестку дня и Швеции, и Европы в целом. И это — очень весомый шаг вперед. За последние 10-15 лет работники чувствовали все больше нагрузки, сверхурочная работа становилась, собственно, нормой. Теперь мы как бы компенсируем это.»

Вопросы сбалансированности работы и отдыха в жизни каждого шведа перешло в политическую плоскость, а дебаты превратились из социальных на политически-экономические. Впрочем, обозреватели констатируют уменьшение шансов на общее возвращение к 40-часовой рабочей недели. На политическом уровне только партия левых официально поддерживает 6-часовую работу (а саму партию на последних всеобщих выборах поддержали лишь 6% избирателей), но вне политики сокращенный день набирает обороты. Все более муниципальных административных единиц вводят подобные испытательные периоды, как в Гетеборге. Они оплачиваются из местных бюджетов, а для участия в эксперименте выбирают работников с большим количеством оплачиваемых больничных и риском профессионального выгорания. Чаще всего — это социальные работники, медицинский и сервисный персонал больниц.

Кто против: предприниматели, психологи и опять — политики

Находятся и критики новой системы, которые убеждены, что расходы на обеспечение полноценного функционирования страны при 6-часовом рабочем дне не компенсируются моральными достижениями. В том же городе Гетеборг правоцентристская оппозиция призвала местную власть досрочно прекратить эксперимент еще прошлого мая. По их версии, нецелесообразно тратить деньги налогоплательщиков на пилотный проект, который экономически невыгоден городу. После ожесточенных многочасовых дебатов статья расходов на поддержку эксперимента таки осталась в бюджете города, однако она обходится ему около $1,3 млн.

Охотно берутся за тестирование нового рабочего дня частные компании в области консалтинга, рекламных услуг, телеком и IT-направления. Среди предпринимателей отношение к эксперименту значительно отличается: одни констатируют уменьшение количества отгулов по состоянию здоровья и спокойную атмосферу в офисе, другие — наотрез отказываются даже пробовать сокращать рабочий день.

«— Не думаю, что 6-часовой рабочий день подходит стартапам, или вообще современному предпринимательству.» — Отзывается Эрик Ґатенхольм (Erik Gatenholm), CEO компании из Гетеборга, которая производит біочорнила.

Ґатенхольм не понаслышке знает о влиянии короткого рабочего времени на бизнес — он искренне признается, что вводил 6-часовую тестовую смену для своего производственного персонала. Прочитав о новый тренд в Facebook, Эрик решил проверить, станет ли сокращенная продолжительность рабочего дня инновационной «приманкой» для будущих талантов. И не прошло и месяца, как компания завершила эксперимент, получив негативные отзывы сотрудников.

Вместо ожидаемого удовлетворения от работы, персонал оказался в состоянии постоянного стресса. Один из штатных работников компании сравнил свои ощущения с не сделанным домашним заданием. «Рабочий процесс занимает определенное время, а когда у тебя нет достаточно этого времени, задачи начинают накапливаться.» Так описывает свое участие в эксперименте Габриэль Перес (Gabriel Peres), который работает с 3D-печатью и соответствующим оборудованием в компании Ґатенхольма.

На другом конце Швеции его переживания разделяет доктор Арам Седіг (Dr Aram Seddigh). Недавно он закончил докторантуру в институте исследований стресса при Стокгольмском университете. Седіг входит в группу академиков, которые выражают беспокойство за влияние новой структуры работы на ментальное здоровье нации. И количество сторонников осторожного отношения к рабочим инноваций растет вместе с распространением 6-часового рабочего дня в стране.

Возможно, для учреждений типа больниц, хосписов и др 6-часовой рабочий день подходит. Поскольку, отработав определенное количество часов, работник отправляется домой и оставляет работу «на работе». А для занятости, в которой границы между работой и личной жизнью более размыты (например, через использование в работе социальных сетей, от которых не спрячешься и дома), сокращенный рабочий день может обернуться лишь дополнительным фактором стресса. «Чтобы успевать выполнять заданный объем работ на 2 часа быстрее, рабочие будут работать из дома или прилагать чрезмерных усилий, чтообернется стрессом, снижением производительности и качества работы», — предполагает Адам Седіг.

Бент Лорентзон (Bengt Lorentzon), главный исследователь эксперимента в учреждении для людей преклонного возраста Гетеборга отмечает, что 6-часовой рабочий день можно сравнить с устоявшейся культуры гибкого рабочего графика, которую годами внедряли шведские предприятия. Многие компании осознали, что им не нужен весь персонал в офисе в течение дня, главным является результат трудовой деятельности. Это, в первую очередь, касается сервисных услуг. Однако, многие работники просто не могут себе позволить появляться на работе в удобное для себя время.Та же младшая медицинская сестра не может во время рабочей смены покинуть больницу, чтобы посетить стоматолога или парикмахера. Сокращенный рабочий день — оптимальный вариант для нее.

« Вопрос не в том, применять или нет сокращенный рабочий день, а в том, как улучшить рабочий процесс для каждой категории работников. Здесь нет универсального решения. Каждой отрасли — свой подход, свои инструменты. Это может быть не только сокращение рабочего времени или изменение графика. Возможны и другие варианты, на рассмотрение как менеджера, так и сотрудников.»

Источник: BBC.com

Поделиться:
Читайте еще:  Знакомый рингтон и даже «змейка» — что умеет новая версия Nokia 3310