Исследование: как соцсети влияют на настоящую близость

Или осталось в современном мире технологий и социальных сетей, где так легко знать все о всех, место настоящей дружбе и искренним эмоциям? Об этом – в адаптированном переводе статьи из газеты The New York Times.

Близость или социальность?

 

В ходе социологического опроса 1985 года большинство американцев утверждала, что у каждого из них есть три человека, которым можно полностью довериться и поделиться самым сокровенным. И лишь 10% опрошенных заявили, что не имеют такого человека. Результаты аналогичного исследования через несколько десятилетий показали, что количество «настоящих» друзей уменьшилось до двух, а количество «отшельников» выросла до 25%. Такие показатели заставили ученых заинтересоваться, а не технологии делают нас более одинокими? Не сидим ли мы дома и загоняем себя в депрессию, разглядывая «прекрасна» жизнь других в Facebook, вместо того, чтобы наведаться к соседу?

Однако, детальные исследования последнего десятилетия доказали, что ни технологии, ни социальные сети не делают из нас отшельников. Эти программы – лишь инструменты. Значение имеет то, как они используются. Социально активные люди используют Facebook для расширения своего социального круга; а одинокие – чтобы замаскировать свое одиночество. Как выразился Стивен Марш (Stephen Marche) в журнале The Atlantic еще в 2012 г.: «Использование социальных медиа не создает новые социальные сети; это просто способ переноса существующей сети с одной платформы на другую».

Зависимость

Однако, в последнее время представления людей о социальных медиа немного ухудшилось. Кажется, что мы стали зависимы и нуждаемся определенного уровня «насыщения». Пребывание в определенной онлайн-сети – это не только то, что мы делаем, но и то, кем мы являемся, или хотим, чтобы нас воспринимали. По данным британского исследования в 2016 году владельцы смартфонов проверяли их в среднем 221 раз в день, примерно через каждые 4,3 минуты! Десять лет назад почти ни у кого не было телефона с подключением к интернету. А сегодня рядовой американец проводит 5,5 часов в день с цифровыми средствами массовой информации. Среди молодежи этот показатель даже значительно выше.

Одной из причин такого трафика является страх. Страх пропустить. А вдруг кто-то разместит что-то в Snapchat, о чем бы хотелось знать? Поэтому лучше постоянно проверять. Не последнюю роль играют и гормоны. Ученые обнаружили, что мобильные приложения генерируют небольшие привычные модели поведения, например, перелистывание страницы или предпочтения поста, что приводит к кратковременному выплеска нейрогормону допамина. Когда человек испытывает скуку, одиночество или тревогу, у него возникает желание открыть приложение и получить выплеск допамина.

«Когда я был человеком…»

В прошлом году в журнале New York редактор Эндрю Салливан (Andrew Sullivan) опубликовал трогательный рассказ под названием «Когда я был человеком», о том, как чувствует себя человек, душу которого «проглотил» интернет.

«– Быстро заменяя реальность виртуальной реальностью, мы сужаем сферу [личной] взаимодействия с другими людьми, хотя и увеличиваем количество людей, с которыми взаимодействуем. Мы отдаляем и відфільтровуємо всю информацию, которую могли бы получить, находясь с другим человеком. Мы нивелируем человека до уровня внешней оболочки: «друг» в Facebook, фото в Instagram, текстовое сообщение – в контролируемом и изолированном мире, который существует в значительной степени независимо от внезапных эмоциональных всплесков или тяжестей фактической человеческого взаимодействия. Мы стали «контактами» друг друга, тенями самих себя».

На уровне насыщения социальные медиа уменьшают количество времени, в течение которого люди остаются наедине с самими собой, когда можно проанализировать свое внутреннее состояние. Социальные медиа поощряют социальную многозадачность: лицо находится с теми людьми, рядом с которыми находится физически, но одновременно наблюдает за действиями шести миллиардов других людей, которые могут транслировать что-то интереснее, где-то там в онлайн. Социальные медиа сглаживают спектр эмоциональных переживаний. Как сказал Луис Си Кей (Louis C. K.) в одном телешоу: «Вы уже никогда не чувствуете себя полностью расстроенным или полностью счастливым. Вы просто чувствуете своеобразное удовольствие от использования определенных продуктов. А потом приходит смерть».

Возможно, зависимость от телефона затрудняет способность быть «настоящим» другом. В жизни, уже и так переполнен событиями, людьми, стрессом, легче смеяться, чем эмоционально открываться. Интернет предлагает тысячи способов «пообщаться» шутками или смайликами. Можно целый день поддерживать связь, избегая каких-либо страшных откровений или скучных, неудобных или спонтанных моментов, которые характерны для фактической близости.

Когда французский философ XVI века Мишель де Монтень (Michel de Montaigne) описывал близость, которая развивалась между ним и его лучшим другом, он описал полную и прогрессивную эмоциональное взаимодействие: «Это был не просто проявление внимания, раз, два, три, даже тысячу раз; это была какая-то таинственная квинтэссенция всей этой смеси, которая завладела моей волей и заставила меня полностью погрузиться в его волю; которая также завладела его волей и так же жадно и так же импульсивно заставила ее погрузиться в мою».

Когда мы становимся зависимыми от онлайн-жизни, каждый момент может быть веселым и отвлекать от проблем реальности, но на глубинном уровне это не приносит удовольствия. Возможно, современная версия героизма заключается в восстановлении контроля за социальными импульсами – сказать «нет» тысячи мелких контактов ради нескольких глубоких погружений.

Источник: The New York Times, перевод подготовила Ирина Гоял, специально для «Блог Imena.UA»

Поделиться:
Читайте еще:  Новые медиа против блогеров, или почему PewDiePie — не нацист